СМИ о ЗС

Сергей Курилов: "Политик в депутате должен уступать место аналитику"

Олег Гулевский, "Областная газета", 29.10.2010

       В октябре 2008 года, ровно два года назад, новый парламент Иркутской области приступил к работе. Старт был не из легких. Во-первых, как во всяком еще не обкатанном механизме, детали были не притерты, а пришлось сразу браться за самую сложную работу - верстку бюджета на следующий год. Во-вторых, на пороге уже стоял экономический кризис, и приходилось считаться с его мрачной тенью. В-третьих, пришел новый губернатор, заявивший, что жить в долг больше непозволительно и надо ужимать расходы. В первую очередь его слова адресовались комитету по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству Законодательного Собрания, который возглавил бывший финансист Сергей Курилов.

      - Первый созыв депутатского корпуса объединенного субъекта Российской Федерации, конечно, войдет в историю области как созыв, который первым начал поддерживать и реализовывать антикризисные меры в сложной экономической ситуации, - рассказывает Сергей Курилов, вспоминая минувшие годы. - И наш первый закон о бюджете на 2009 год был очень сильно откорректирован в сторону сокращения расходных полномочий. Как говорится, резали по живому.

      - Было понимание необходимости такой, как принято сейчас говорить, оптимизации?

      - Даже поверхностный анализ показывал, что мы жили не по средствам. Деньги легко занимались и так же легко утекали из рук. Льготы сыпались как из рога изобилия. Расплодилось великое множество бюджетных учреждений, а по числу чиновников государственной и муниципальной службы мы выбились в лидеры по Сибирскому федеральному округу.

      - Но ведь, наверное, есть какие-то нормативы для численности госслужащих?

      - Есть. Но если эти нормативы никто не контролирует, то численность чиновников, в соответствии с законом Паркинсона, будет расти независимо от того, уменьшилось ли, увеличилось или вообще исчезло количество дел. А сокращение - процесс, как вы понимаете, болезненный. И он до сих пор не очень активно идет. У нас есть, на мой взгляд, ряд областных учреждений, дублирующих свои функции, которые можно безболезненно упразднить. А посчитайте, сколько у нас по области объектов незавершенного строительства, так называемого долгостроя. Десятки, если не сотни. И многие из поликлиник и школ рассчитаны на такое число посещений и учащихся, которых там никогда не будет. Зачем нам эта гигантомания, съедающая массу денежных средств?

      - Сейчас действует принцип: деньги получают те объекты, строительная готовность которых превышает 90 процентов. Таким образом, вы лишаетесь возможности влиять на выбор важности, а значит, и первоочередности того или иного объекта?

      - Принцип, безусловно, верный: надо быстрее запустить то, что уже готово. Но он не исключает определения приоритетов. Например, принято решение с будущего года начать с нуля строительство школы в Новочунке.

      - Принимая такое решение, вы руководствовались объективной необходимостью?

      - Я думаю, это очень правильное решение, поставить руководить комитетом по бюджету человека, избранного не по одномандатному округу, а по партийному списку. Я "не тяну одеяло" на свои районы, никого не протежирую. У меня нет никаких "вкусовых пристрастий", ну, может, кроме чая с сахаром. Единственная слабость (смеется).

      - Итак, можно констатировать: за два года работы депутаты овладели искусством резания расходных статей?

      - Небольшой нюанс. Когда комитет два года назад начал работу, то мы еще толком не разбирались в бюджетной кухне, да и цейтнот был - существовала необходимость срочно принимать бюджет. Правительство приводило доводы, и мы, принимая их на веру, утверждали цифры. Чтобы спорить, нужно было аргументировать свою позицию, глубоко знать предмет, а мы, скажем честно, не очень владели ситуацией. Потом, когда со временем вошли в курс дела, то стали задаваться вопросом: зачем сокращали, с какой целью, нужно ли это?.. В итоге постарались реабилитировать ряд расходных статей, настояли на их пополнении из дополнительных доходов. Сегодня мы практически добились того, что экономические законы - особенно касающиеся бюджета - вносятся уже после глубокой проработки обеими ветвями власти. Политика депутатского корпуса - делать все заранее. Не потому, что мы боимся каких-то публичных дискуссий, просто практика показывает, что спокойная кабинетная согласительная работа приносит больше пользы, чем яростные дебаты на сессиях.

      - После первого года работы депутаты, как вы говорите, приобрели достаточный опыт и, принимая бюджет-2010, могли уже профессионально его оценить. Но мы видим, что доходная часть его была занижена, о чем, между прочим, предупреждали КСП и налоговики, и на ноябрьской сессии придется, кажется, в пятый раз за год пересматривать его параметры.

      - Выберемся ли мы из кризиса в 2010 году, или падение продолжится? На этот вопрос не могли ответить даже самые проницательные экономисты. КСП и налоговая инспекция, конечно, весьма компетентные органы, но и они не в силах были гарантировать, что их расчеты по сбору налогов обязательно сбудутся. Правительство элементарно страховалось, ориентируясь на нижний предел доходов, чтобы опять не браться в случае финансового неурожая за непопулярное секвестрование. Это, на мой взгляд, оправданный политический ход. Не экономический, а именно политический. Я бы тоже им руководствовался.

      - Но этот ход как бы отодвигает депутатов в сторону: правительство, получая информацию о дополнительных доходах, само разрабатывает и тактику расходов. Вы знакомитесь с поправками перед самой сессией, не имея возможности глубоко в них вникнуть.

      - Согласен. С таким, я бы сказал, лукавством можно мириться в чрезвычайной ситуации, в период кризиса, но когда опасность миновала, между правительством и парламентом не должно быть никаких недомолвок. Ведь наше главное предназначение - следить за объективностью того же бюджета и целесообразностью трат. И должен сказать, сегодня правительство ведет себя по-другому. Еще на стадии подготовки проекта бюджета будущего года с нами советовались по его основным параметрам, учитывали и мнение налоговых органов по прогнозу будущих доходов. Это уже не вещь в себе, как было прежде, а плод коллективного творчества.

      - И как вы оцениваете проект бюджета-2011?

      - Он остается на уровне нынешнего. Пока наша экономика не способна шагать семимильными шагами, и мы не можем рассчитывать на значительный рост доходов.

      - Но крупные ФПГ, работающие на территории области, по-прежнему вывозят основную прибыль в свои штаб-квартиры, платя области крохи. Депутаты уже задавались вопросом: а нельзя ли остановить экспорт капитала и пополнить областной бюджет? Суммы-то ведь там внушительные.

      - Влиять на повышение налогооблагаемой базы можно, но сложно. Встречи членов правительства с представителями вертикально интегрированных компаний проходят, но результатов они пока не приносят. И даже когда компании идут на уступки, особо обольщаться не следует. В конце прошлого года одна из них расщедрилась - перечислила в областной бюджет 2 миллиарда рублей в виде налога на прибыль. А в этом году попросила их назад. Возможно, что-то изменится с принятием закона о трансфертном ценообразовании, которым грозится разродиться Госдума. Но когда это произойдет и в каком окончательном виде он появится на свет - никто не знает.

      - На последней сессии депутат Андрей Кайдаш предложил способ пополнить бюджет на 160 миллионов рублей, введя повышенный транспортный налог на большегрузные автомобили, но депутаты не приняли его предложение.

      - Ну, отклонили-то они его не потому, что не пекутся об источниках доходов. Андрей Анатольевич, как член нашего комитета по бюджету, конечно, прав, говоря: коль тяжелые машины более всех портят областные дороги, то пусть и расплачиваются повышенными налогами. Но я сторонник того, что политик в депутате должен всегда уступать место аналитику. Прежде чем выступать с заявлениями, надо было все просчитать - сколько машин, кому они принадлежат: физическим лицам, юридическим, как взимать плату с транзитных автопоездов... Уже на следующей неделе соберем рабочую группу и начнем работать по поправке Кайдаша. Вы знаете, сколько я провел рабочих совещаний по закону о налоге на имущество организаций, прежде чем вынести его на сессию? Пять. Зато поправку о наделении льготами аэропорта "Иркутск", можно сказать, до последней запятой отшлифовали. Классический пример того, как нужно работать.

      - Говорят, в будущем году федеральные безвозмездные поступления в регион сократятся?

      - Сократятся ассигнования или нет - точно никто сказать не может. Нам помогали по указу президента, потому что мы объединились с округом. Вроде бы время преференций закончилось, отсюда и разговоры. Но, я думаю, помощь и далее будет оказываться. Уже сейчас ведутся переговоры с Минфином о погашении нашей кредиторской задолженности в 5,7 миллиарда рублей. Частично она будет списана, частично реструктурирована с отсрочкой платежей.

      - Откуда набралась такая большая задолженность?

      - В основном из-за неуплаты бюджетными организациями ЕСН - единого социального налога. Порой муниципалитетам денег хватало только на выплаты зарплат, а фонды, мол, подождут. Вот и накопили. Способствуют наращиванию долгов и бюджетные нестыковки. В прошлом году энерготарифы были 92 копейки за киловатт, а к марту этого года они подскочили почти до полутора рублей. Естественно, муниципалитеты в крик: дайте деньги, иначе бюджетным организациям грозятся завтра свет отключить. Их можно понять, но деньги в бюджет стекаются лишь к лету. Вот вам и задолженность, которую просто было невозможно предусмотреть. Боюсь, и в будущем году нас может поджидать такая же энерголовушка. На мой взгляд, за стабильностью тарифов, по крайней мере, в течение года, должно следить государство. Тогда мы будем закладывать в бюджет реальные цифры, а не бежать за ними вдогонку.

      - Есть мнение, что зря область так усиленно расплачивалась по своим обязательствам в самый тяжелый кризисный год, можно было подождать и пустить деньги на свои нужды. А каково ваше мнение?

      - Многие заимствования были сделаны в коммерческих банках, а это знаете сами какие проценты. Я к коммерческим банкам отношусь с уважением. Но они призваны для поддержания реального сектора экономики, а не для того, чтобы кредитовать субъекты Российской Федерации. Правительство, я считаю, правильно делало, что, несмотря на дефицитный бюджет, находило возможность расплачиваться с коммерческими кредитами. На этом мы сэкономили немало платежных средств. Мое мнение: надо не влезать в кредиты, а использовать облигационные займы. И направлять на конкретные программы развития.

      - Что же мешает это делать?

      - Или рисковать боимся, или просто не знаем в какие программы их вложить. Наш комитет, между прочим, стал требовать в этом году, чтобы все программы экономического характера показывали ожидаемый экономический эффект. И будем постоянно проверять: дали они отдачу или все заверения - чистый блеф.

      - В чем вы видите главное предназначение вверенного вам комитета?

      - "Держать и не пущать", как говорил один литературный герой. Держать расходы в узде, а доходы не "пущать" на сомнительные дела. 

Администратор сайта:
adm@duma.irkutsk.ru

Разработка сайта -
иркутская веб-студия "Рамина" © 2006

© Официальный сайт Законодательного Собрания Иркутской области