СМИ о ЗС

Игорь Милостных: Если сократится число электричек, люди нам спасибо не скажут

Ольга Андреева, Областная газета, 29.01.2010

       У депутата Законодательного Собрания Игоря Милостных профессиональная жизнь связана исключительно с железной дорогой. Он прошел путь от бригадира локомотивного депо до заместителя начальника ВСЖД по Тайшетскому региону. Учитывая, что сегодня ему только 40 лет, можно предположить, что не все ступени карьерной лестницы еще пройдены.

       И пусть политический багаж пока не велик – мандат депутата ЗС Игорь Милостных получил впервые, – однако весьма тяжел. Ведь он представляет в региональном парламенте интересы жителей сразу двух территорий – Тайшетского и Чунского районов. Во время очередной поездки в Иркутск Игорь Милостных ответил на вопросы газеты «Областная».

Депутатские университеты

      – Отец у меня был военный, и хотя я родом из Нижнеудинска, все детство прошло в разъездах. Вернуться на малую родину пришлось в трагических обстоятельствах – погибла мать, и я приехал к бабушке. Мне было 14 лет, и я сразу поступил в железнодорожное училище учиться на помощника машиниста.

      – Но отчего-то не остановились в своих карьерных устремлениях на этой специальности…

      – Я работал слесарем в Нижнеудинском локомотивном депо, но очень хотел учиться дальше. Тем более старший двоюродный брат уже учился в Иркутске в институте инженеров железнодорожного транспорта и очень интересно рассказывал о студенческой жизни. Поэтому по окончании третьего курса училища я поехал поступать в вуз.

      – И, можно предположить, ни разу об этом не пожалели.

      – Да это одна из самых ярких страниц моей жизни! Мы успевали все – и учиться, и работать, и заниматься спортом… В шутку наш вуз называли тогда «спортивным институтом с железнодорожным уклоном». Здесь училось много спортсменов – призеров Европы и России. С 1990 года я руководил студенческой футбольной командой, мы выступали в группе А. И до сих пор люблю спорт.

        Начало учебы отмечалось в институте шумно и весело. Поскольку все студенческие годы я жил в общежитии, то, кажется, не пропустил ни одного вечера с танцами, конкурcами и КВНами. И, конечно, как все студенты, хронически не высыпался.

        Во время моей учебы, а это 1987–1993 годы, занятия в институте велись в том же здании, где жили студенты, на улице Курчатова, 10. Дисциплина была строгая, пропускать лекции не позволялось, и доходило до того, что проспавшие студенты буквально в майках и тапочках выбегали из общежитских комнат пятого этажа и неслись на второй, на занятия. В аудитории такой студент старался спрятаться на задних рядах, дабы не быть замеченным строгим преподавателем…

      – Тем не менее не все выпускники ИрГУПСа делают успешную карьеру.

      – У меня она начиналась достаточно стандартно. Приехал по распределению в Тайшет, начал работать в локомотивном депо. Но мне очень повезло с первым руководителем – Михаилом Крутиком. Мы до сих пор с ним дружим, хотя сейчас он уже на пенсии. Михаил Владимирович четко определил, что я не должен сидеть в одном цехе, и в течение четырех лет буквально «прогнал» меня по всем подразделениям депо.

        Помню, я был уже мастером пункта технического осмотра, получал неплохую зарплату, но вызвали и сказали: «Пойдешь работать инженером по подготовке кадров». Сказали надо – значит надо. Так в 26 лет я стал главным инженером предприятия. Затем в течение восьми лет работал начальником трех локомотивных депо: станций Лена, Тайшет и Нижнеудинск. Последним было локомотивное депо в Нижнеудинске – одно из самых больших в России.

Жесткий график

      – Игорь Васильевич, как проходит ваш рабочий день?

      – Если говорить про то время, когда я был начальником Тайшетского отделения ВСЖД, то он начинался в 6.30. Дальше все зависело от дня недели. Если понедельник, то с 8.00 до 10.00 проходило видеоселекторное совещание по безопасности движения поездов под руководством начальника ВСЖД, с 10.00 до 12.00 – проводил совещание со своими подчиненными. Вообще, из семи дней в неделю в Тайшете я находился максимум два, если с выходным, то три. Остальное время работал на линии – или в Усть-Илимске, или в Коршунихе, или в Вихоревке, или в Нижнеудинске, или в Чуне. Везде был примерно одинаковый ритм – встреча с коллективами, проверка железнодорожных предприятий. Вообще, Тайшетское отделение довольно протяженное – от Усть-Илимска до Нижнеудинска, это 1,2 тысячи километров путей.

      – Семья в вагончике прицепом ездила…

      – Семья живет дома (улыбается). Надо отдать должное супруге, она с пониманием относится к моей работе и такому графику. Хотя сейчас порядок работы изменится. Буквально в последних числах ноября меня утвердили в должности заместителя начальника ВСЖД по Тайшетскому региону.

        В рамках реструктуризации Российских железных дорог создаются вертикали, и ряд местных предприятий будет напрямую подчиняться Москве. Их взаимодействие здесь я должен буду налаживать. Если в прошлые годы основным был авторитарный стиль управления, то в сегодняшних условиях в большей степени придется применять дипломатические навыки, чтобы те предприятия, которые подчиняются Москве, здесь, на месте, достаточно тесно сотрудничали друг с другом. Немало времени планирую уделять взаимодействию с местными органами власти. И, конечно же, вопросы организации работы инфраструктуры железнодорожного транспорта никто не снимал.

      – И при этом огромная общественная нагрузка – депутатская деятельность. Зачем вам это надо?

      – Когда я работал начальником Нижнеудинского депо, у меня сложились хорошие взаимоотношения с администрацией и района, и города. Когда начались выборы в районную думу, мне предложили стать депутатом. В итоге я три года был председателем думы и, надо сказать, нисколько об этом не жалею.

        Что такое железная дорога? Все, что рядом – это нас касается, а на остальное обращать внимания времени нет. Поработав же в думе, я понял, что не все зависит от главы района или города. Чтобы эффективно решать проблемы, надо действовать совместно.

        Когда я переехал в Тайшет работать руководителем отделения дороги, местное руководство «Единой России», которое потом поддержали и в Иркутске, мне предложило баллотироваться в депутаты Законодательного Собрания.

      – У вас была возможность отказаться?

      – Я такой вариант даже не рассматривал. Дело в том, что руководство ВСЖД эту инициативу поддержало, одобрили правительство области и партия. По большому счету не стоило и думать – можно было сразу соглашаться. Хотя, конечно, объем работы совершенно другой стал.

Реальные дела

      – Чьи интересы вы представляете в Законодательном Собрании?

      – Моя работа приносит реальную пользу прежде всего тем, кто за меня голосовал на выборах. Например, накануне прошлого нового года Тайшетский район, в частности Тайшет и Бирюсинск, могли остаться без угля. Я вынужден был обратиться к первому заместителю губернатора лично, чтобы началось финансирование. В Бирюсинск направили 14 миллионов рублей, в Тайшет 9 миллионов. Там закупили уголь и до 20 января жили спокойно.

        Сейчас я пытаюсь что-то сделать для пригородного железнодорожного транспорта. Этот вопрос поднимался на ноябрьской сессии ЗС на двух бюджетных комитетах. Главная проблема – компенсации за пригородные перевозки. Я боюсь, что если не будет достигнуто договоренности между губернатором и начальником ВСЖД, может встать вопрос сокращения количества электричек. Если в 2009 году субсидии составляли 227 миллионов рублей, то на 2010-й заложено только 149 миллионов. При этом убытки железная дорога терпит в разы большие.

       Но если, например, отменить электричку Тайшет – Юрты, население нам спасибо не скажет. Автобусного сообщения между городом и поселком нет, ходят только маршрутные такси. Стоимость проезда в маршрутке – 50 рублей, а на электропоезде – 13 рублей. У меня есть надежда, что меня поймут.

      – На это может уйти не один депутатский год.

      – Знаете, я вообще не совсем понимаю, зачем идти в парламент на один созыв. Во время предвыборной кампании я очень много посетил деревень. Очень много. Где бы ни бывал, везде есть проблемы, которые надо решать. Большей частью мы старались сразу после выборов помочь – где-то что-то подлатать и прочее. Сложнее с более глобальными вещами: строительством центральной районной больницы и спортивного комплекса в Тайшете, новой школы в поселке Новочунский.

        Просто наступает у человека такой этап в жизни, когда он хочет развиваться дальше и приносить пользу обществу. Наверно, этот этап у меня настал. На железной дороге я работаю довольно давно, только на руководящих должностях более 15 лет. Если есть возможность сделать что-то еще, почему нет?

      – Но ваши планы может спутать тот же кризис.

      – Так называемый экономический кризис является не только депрессионным, но и стимулирующим, развивающим фактором. Появляется возможность проявить себя во многих сферах деятельности. Поэтому я готов работать во всех направлениях, и никакие трудности не могут нарушить мои планы.

      – Игорь Васильевич, вы очень оптимистично смотрите на жизнь. Может быть, потому, что работаете в монолитной организации, которая рухнет только вместе с государством?

      – За последний год я вышел, как вы говорите, из монолита. Раньше так и думал: «Вот железная дорога, больше ничего вокруг нет и, в принципе, ничего и не надо». Сегодня, работая депутатом ЗС, я стал смотреть на вещи более широко. Теперь некоторые железнодорожники меня, наоборот, не понимают и спрашивают: «Зачем тебе все это надо?»

        Если сидеть сложа руки и рассуждать, как у нас все плохо, то ничего не изменится, и государство развиваться не будет. Если хотя бы часть из того, о чем говорил президент России в своем недавнем послании Федеральному собранию, будет выполнено, жизнь в нашей стране реально станет лучше. Но для этого должны начать действовать все мы – депутаты, руководители предприятий, чиновники – активные люди.

Администратор сайта:
adm@duma.irkutsk.ru

Разработка сайта -
иркутская веб-студия "Рамина" © 2006

© Официальный сайт Законодательного Собрания Иркутской области