СМИ о ЗС

Геннадий Нестерович: Я пришел в ЗС защищать интересы аграриев

Олег Гулевский, Областная газета, спецпроект "2009-итоги", 25.12.2009

       Если бы кто взялся живописать биографию вице-спикера и руководителя фракции "Единая Россия" в Законодательном Собрании Геннадия Нестеровича, то получилось бы, несомненно, увлекательное чтение. Никаких тихих заводей и покойного бытия - сплошная стремнина. Не успел утвердиться в кресле начальника цеха керамзитового завода, назначили директором хлебозавода. Это в 29 лет. И никому не скажешь, что строитель, а не хлебопек. Партия приказала - и точка. Осваивай производство.

       А как его освоишь, когда в Ангарск всадили комбинат по выпечке подового хлеба. Подобных в Союзе раз-два и обчелся. Мотался по всей стране, вызнавая тайны технологии. Бились как проклятые, а хлеба первого сорта не получалось. Ржаной освоили, а белый разваливался на куски. Да и как ему не разваливаться, если мука никудышная.

       Тогда-то молодой директор и узнал, что существует негласное постановление правительства, предписывающее снабжать Сибирь мукой что похуже, у которой клейковина не выше 20%. Мол, народ там крепкий, все слопает. Свое местное зерно тоже качеством не баловало и, за небольшим исключением, было пригодно лишь на фураж скоту. Потому и пекли везде лишь кирпичи, формовочный хлеб, который можно удержать от расплывания лишь железной формой.

       Но они совершили, можно сказать, невозможное: дали тот самый "дарницкий" подовый, который требовался. А потом освоили выпуск овсяного печенья, хлебных палочек и многого другого, что было по тем временам страшным дефицитом.

      - Меня даже к ордену представили. Но не дали. В ЦК партии сказали: еще не было случая, чтобы директорам хлебозавода ордена давали. И не стали ломать традицию, обошлись медалью "За доблестный труд". Но я не жалею. Ангарск стал для меня хорошей школой.

     - Вы оказались в нужное время в нужном месте?

     - Наверное, так. В Ангарске тогда вершились крупные дела, и народ подобрался масштабный. Один гендиректор АЭХК Виктор Новокшенов чего стоил. Не человек - легенда. На всю жизнь запомнил случай, когда он снял с начальника своего УКСа всю премию, которая была больше моей директорской зарплаты. И знаете, за что? За одну ошибку, которую допустил секретарь, печатая какой-то документ, а начальник не заметил и подмахнул. С тех пор я настоящий буквоед: пока ни прочту бумагу от корки до корки - не подпишу.

     - Как вы попали в замы Юрию Ножикову?

     - Меня же после директорства на Ангарском хлебозаводе двинули в начальники областного управления хлебопекарной промышленности. Когда я приехал на утверждение в Москву, министр пищевой промышленности РСФСР одобрительно покивал: наконец-то начальником управления поставили производственника. Обычно туда назначали какого-нибудь проштрафившегося партийного функционера. За восемь лет моего начальства были возведены новые хлебозаводы в Усть-Илимске, Саянске, Усть-Куте.

       В Усть-Куте завод построили, а котельную затянули. А без пара хлеб не выпустишь. Подогнали паровоз, и он два года пыхтел, снабжая паром. А вот реконструкция хлебозавода в Братске затягивалась. Юрий Абрамович, возглавлявший тогда "Братскгэсстрой", как-то скептически воспринимал мои просьбы: вроде бы масштабы не те - мелочь. А как стал председателем облисполкома, моментально понял: хлеб всему голова. Ну и позвал меня. А когда я уперся, обком пригрозил: не соглашусь - положу на стол партбилет.

      - А вы не соглашались?

      - Вспомните конец 1980-х: в магазинах пустые полки, народ обозленный. А кто в ответе? Зам по торговле, бытовому обслуживанию и прибрежной торговле. Так именовалась моя должность. Расстрельная, можно сказать. Выходишь перед сотнями работяг на том же заводе тяжелого машиностроения или релейном и отчитываешься: сколько эшелонов с сахаром, маслом и мукой пригнал в область. А они вопросы задают. После того, как часа два простоишь под таким обстрелом, тебе сам черт уже не страшен.

      - А откуда удавалось пригонять эшелоны?

      - Отовсюду, где только можно. По всей стране рассылали продотряды (смеется). Я лично заключал соглашения с Украиной, Узбекистаном, Таджикистаном на поставку товаров. Мы им свою продукцию, они нам - продовольствие. Колоссальная заслуга Ножикова в том, что ему удалось выбить квоты на продажу за рубеж ресурсов в обмен на продовольствие. За один только год эти продажи дали 500 миллионов долларов. Ни одна другая область не получила такого права. Наверное, благодаря этому у нас не случилось ни одной забастовки.

       - Кажется, продовольственная безопасность области осталась вашей главной заботой и после того, как вы поменяли исполнительную власть на законодательную?

      - Я не скрываю: пришел в Законодательное Собрание защищать интересы сельхозпроизводителей. И сразу определил для себя место: комитет по законодательству по природопользованию, экологии и сельском хозяйстве. Что изберут председателем - не ожидал, но и отказываться не стал. Свой первый созыв я председательствовал на неосвобожденной основе, совмещая с работой в Иркутской продовольственной корпорации, которая, кстати, была создана тоже для помощи селянам, а потом понял - надо плотнее садиться на законотворчество. И уже второй созыв сосредоточился на депутатской деятельности.

      - Вашему комитету принадлежит авторство программы развития сельского хозяйства?

      - Это не совсем так. За составление программы усадил нас еще в 1997 году тогдашний губернатор Борис Говорин. Собрал всех заинтересованных лиц: руководителей крупных хозяйств, мэров сельскохозяйственных районов, ученых. Поставил над нами академика Гелия Жеребцова, отвез в пансионат за город и дал три дня на размышление. Там, как говорится, в жарких спорах и зародилась программа.

      - Ребенок оказался жизнеспособным?

      - К сожалению, в первоначальной программе была допущена одна ошибка. Магистральным направлением было выбрано производство зерна, а животноводство объявлено нерентабельной отраслью. Ну и пустили скот под нож. Я, честно говоря, и тогда не верил в этот приговор. Чтобы проверить, насколько он справедлив, будучи уже депутатом, пригласил в область знаменитого австралийского фермера, большого доку в животноводстве. Походил Джим по нашим полям, не побрезговал даже силос попробовать на вкус и авторитетно заявил: ребята, при ваших условиях завозить мясо из других стран - настоящее преступление.

      - Можно сказать, он реабилитировал животноводческую отрасль?

      - Он лишь подтвердил наши предположения. Но располагать условиями - это лишь одна составляющая успеха. Другая - грамотно воспользоваться ими. Все упования на рынок, что он якобы сам по себе поставит на ноги сельскохозяйственное производство, - иллюзия. С нашей производительностью труда, которая отстает от западной раз в десять, а то и больше, мы никогда не добьемся высоких урожаев, привесов, надоев. Нужна капитальная модернизация. А это дорогое удовольствие. Только для строительства одной фермы на 200 голов со всей технической начинкой требуется 20 миллионов рублей. Осилить такую сумму даже преуспевающему фермеру весьма трудно. Как ни верти, а без государственной помощи здесь не обойтись.

      - И какова, на ваш взгляд, должна быть величина этой помощи?

      - На Западе, с его давним и устоявшимся рынком, в аграрный сектор вкладывают не меньше 15% бюджета, а мы и до 2% не дотягиваем.

       По-настоящему поворачиваться лицом к сельхозникам мы начали в 2004 году. Под нажимом депутатского корпуса дотации селу поднялись с 240 миллионов рублей до почти миллиарда в 2008-м. И это моментально сказалось на результатах: пошел прирост скота, стали увеличиваться надои... А какую замечательную пшеницу научились выращивать, я о такой клейковине лишь мечтал, будучи директором хлебозавода.

       - На будущий год дотации селу возвращаются на исходную позицию - 250 миллионов рублей. Достанет ли этих денег?

      - Нет, конечно. Я понимаю - кризис, надо ужимать расходы. Но что прикажете делать сельхозникам, когда сейчас подходит время расплачиваться за кредиты, взятые на строительство ферм, на покупку техники в лизинг, а область отказалась от взятых обязательств по совместной оплате? Между прочим, более 50 регионов России пошли по нашим стопам и успешно применяют эту форму поддержки сельхозпроизводителей, не отказываясь от нее даже в нынешние трудные времена.

       - Экономия на селе уже сказалась?

       - Еще как. За этот год поголовье скота упало на 10 тысяч голов, снизился закуп молока. Из-за отсутствия сырья прекращено производство тетрапакетов "Байкальское молоко". Ситуация очень сложная. Понимают это и депутаты, и члены правительства. На недавно прошедшей сессии Законодательного Собрания принято постановление, где первым кандидатом на получение помощи из дополнительных доходов бюджета-2010 поставлено сельское хозяйство. Да и решение губернатора откорректировать на одном из первых январских заседаний правительства программу развития сельского хозяйства внушает надежду, что тучи рассеются.

      - За годы депутатства какие-то проблемы ставили вас в тупик?

      - В тупик не ставили, а поражать - поражали. Помню, как мэр Свирска приехал и рассказал про залежи мышьяка в центре города, оставшиеся от действующего во время войны металлургического завода. Я, считай, живу в области всю жизнь, а про мышьяк ни слухом ни духом. Взялись мы за него, надо сказать, крепко и сумели вписать в федеральную программу. А возьмите нефтяную трубу?! Любой здравый человек возмутится ее прокладкой по берегу Байкала. Мы сразу с тогдашним председателем Заксобрания Виктором Кругловым выработали позицию: Байкал и труба несовместимы, нас поддержал и политсовет "Единой России".

       - Появление в Иркутске приемной Владимира Путина связано с вашим именем. Какими принципами вы руководствовались при ее создании?

       - Старыми как мир: помоги человеку. Приемная - это, можно сказать, последняя инстанция. Куда еще может пойти обиженный человек? Я учил сотрудников: если вы беретесь решать какой-то вопрос, то доведите его до конца. Не пересылайте, не разводите бюрократическую круговерть. Снимите трубку и позвоните. Если не реагирует, "маринует", отделывается отпиской член нашей партии "Единая Россия", давайте поговорим с ним по душам на президиуме политсовета. Я еще с Ангарска привык к оперативности. Есть проблема - ее надо быстренько решить. Если быстро не получается - бить до конца, как гвоздь, чтобы он не торчал, а вошел по шляпку. Уверяю вас, нет проблем, с которыми человек не мог бы справиться.

Администратор сайта:
adm@duma.irkutsk.ru

Разработка сайта -
иркутская веб-студия "Рамина" © 2006

© Официальный сайт Законодательного Собрания Иркутской области